Как я стала буккроссером

Буккроссером я заделалась следом за своим персонажем. Обычно наделяешь героя собственными свойствами, привычками, увлечениями — а здесь вышло всё наоборот.

Как я стала буккроссером

Лиза, а не я

Лиза из одноимённого романа вязала разноцветные свитера с картинками — прямо как я. Но она же была заядлым буккроссером — так требовалось по сюжету. Она вообще книжная девочка, для которой читать так же естественно, как дышать, а поток сознания наполнен цитатами и обрывками любимых стихов. Она и со своим молодым человеком познакомилась на фоне книжного хобби.

— Лиз, а ты замуж еще не собралась? Не всё же ты книжки читаешь.

— А мой бывший жених собирал книжки для буккроссинга, — улыбнулась Лиза, вспомнив, как Дима первый раз постучался к ним в отдел во время обеда. Это было воспоминание из совсем другой жизни, и говорить о нем было легко.

— Для чего? — переспросила Алла.

— Это движение такое. Есть люди, которые, прочитав книжку, отпускают ее в свободное плавание, чтобы и другие могли прочитать. Оставляют где-нибудь в кафе, на автобусной остановке. То есть их «книжная полка» путешествует…

— А ваш бывший жених с какими книгами расставался? — подключился Логинов, и его нейтральный тон плохо прикрывал заведомую враждебность к бывшему жениху.

— Он расставался с одноразовыми детективами в мягких обложках. Я потом его пыталась вдохновить на то, чтобы дарить миру что-то существенное. Но он говорил, что существенное — жалко, потому что, может, самому захочется перечитать. А он зато придумал обходить всех сотрудников и друзей в надежде, что те не захотят позориться и что-нибудь приличное дадут — вот это-то приличное он и подарит миру. Какая разница, своё — не своё, если это он дарит.

Слушатели рассмеялись, у Логинова тоже дрогнули уголки губ, словно он понял никчемность ее молодого человека и расслабился. А Лиза поспешила восстановить справедливость, признавшись, что ей тоже бывало жаль своих книжек, особенно «Книгу мудрых мыслей», с которой пришлось показательно расстаться, когда бывший жених укорил ее в жадности. А на ней так хорошо было гадать — как на «Евгении Онегине»…

— А жених-то как же? — не выдержала Алла.

— Спорим, что Лиза и его отправила в свободное плавание?


Я, а не Лиза

События в романе «Лиза» происходят в нулевых годах, а буккроссинг пришёл в Россию в 2002-м, то есть Лиза практически стояла у истоков. Но это она. А я-то — не в зуб ногой, предмет известен только в теории да по чужим рассказам. Но не могу же я превратиться в копию собственных персонажей, бросить свои дела и заниматься всеми их увлечениями. Тогда придётся одновременно стать археологом, художницей, флористом, сталкером и ещё бог знает кем.

Но вот началась глобальная разборка книжных завалов. Шкафов, полок, балконных хранилищ. Книги уже и в тумбочке, и в пуфике, и в трюмо, а несколько стопок — в одёжном шкафу. Помните Знайку? «Книги лежали у него и на столе, и под столом, и на кровати, и под кроватью. В его комнате не было такого места, где бы не лежали книги…» Так жить нельзя.

В процессе снизошло несколько озарений. Первое: от перекладывания с места на место книг меньше не становится. Второе: есть такие, которые я точно не буду ни читать, ни перечитывать. А книжки-то хорошие! Много мягких покетов, когда-то, ещё до появления читалок, купленных в дорогу. Много двойных изданий. Но много и ненужных, полученных в незапамятные времена в нагрузку в книжных наборах. Словом, больше половины книг работают кирпичами, в то время как могли бы служить по своему прямому назначению.

Львиная доля отправилась в ближайшую библиотеку, благо там обнаружился чудесный шкаф в фойе, специально для таких пришельцев. А рядом с ним — стол.

А ещё я вспомнила Лизино хобби — и решила попробовать!

Поделиться на:   Facebook  |  Vk  |  Twitter  |  Google+

При перепечатке, указывайте ссылку на vitlive.com